Стихи

12.01.2016

Она приезжает в лето, отпуск на пару недель.
Тем же вечером в тихом баре знакомится с ним.
Токи проходят сквозь густой сигаретный дым,
через пару часов те же токи взбивают её постель.
А утром как будто кто кнопку в уме нажал.
Она говорит себе – никаких иллюзий, нежностей и соплей.
Она говорит ему – чиcтый секс, никаких «любвей».
Он лишь улыбается – жаль.

К вечеру в баре всё те же лица, и он опять
наливает ей виски, нежно целует виски.
Весь вечер не отпускает её руки,
всю ночь не даёт ей спать.
А утром снова тысячи острых жал
впиваются в сердце – только б не полюбить!
И она говорит ему – пора тебе, уходи.
И он отвечает – жаль.

Так проходит неделя, нежность не убывает —
они засыпают вдвоём, делят завтрак, обед и ужин.
И когда он становится страшно, невыносимо нужен –
неожиданно пропадает.
Она горько смеётся – а разве ж кто обещал,
что будет рядом всегда и такое-прочее.
Просто встретились два одиночества
и разбежались – жаль.

Она просыпается утром, сразу берёт телефон –
от него опять ни словечечка, ничего.
Разве он знает, как холодно спится ей без него,
какой беспокойный, тревожный ей снится сон?
Она набирает в секунду – я соскучилась, приезжай!
Он пишет часа через два – я занят, сей час не могу,
куча дел, конференций, собраний, всё на бегу.
Она отвечает – жаль.

Проклинает себя – зарекалась же, что ни-ни!
Что с ума не сойдёт, не влюбится, не привыкнет.
Злится – хочется не сказать, а крикнуть
как бесконечно тянутся до отъезда дни,
как под рёбрами будто торчит кинжал,
под ключицами ёжится и болит.
Как она вернётся домой – покорёженый инвалид?
Как ей бесконечно жаль…

Она собирает сумку – документы, подарки, вещи,
посидеть на дорожку, сдать на рецепшн ключи.
Телефон у неё по-прежнему безнадёжно молчит,
дождь на улице не идёт, а хлещет.
Грустно и шумно встречает чужой вокзал,
она заходит в купе, садится на нижню полку.
Телефон просыпается — я соскучился, без тебя – всё без толку!
И она отвечает – жаль.

Юлия Светлова


Я не то чтобы много требую – сыр Дор Блю
Будет ужином; секс – любовью; а больно – съёжься.
Я не ведаю, чем закончится эта ложь вся;
Я не то чтоб уже серьезно тебя люблю –
Но мне нравится почему-то, как ты смеешься.

Я не то чтоб тебе жена, но вот где-то в шесть
Говори со мной под шипение сигаретки.
Чтоб я думала, что не зря к тебе – бунты редки –
Я катаюсь туда-сюда по зеленой ветке,
Словно она большой стриптизерский шест.

Я не то чтобы ставлю все – тут у нас не ралли,
Хотя зрелищности б завидовал даже Гиннесс.
Не встреваю, под нос не тычу свою богинность –
Но хочу, чтоб давали больше, чем забирали;
Чтобы радовали – в конце концов, не пора ли.
Нас так мало еще, так робко – побереги нас.

Я не то чтоб себя жалею, как малолетки,
Пузырем надувая жвачку своей печали.
Но мы стали куда циничнее, чем вначале –
Чем те детки, что насыпали в ладонь таблетки
И тихонько молились: «Только бы откачали».

Я не то чтоб не сплю – да нет, всего где-то ночи с две.
Тысячи четвертого.
Я лунатик – сонаты Людвига.
Да хранит тебя Бог от боли, от зверя лютого,
От недоброго глаза и полевого лютика –
Иногда так и щиплет в горле от «я люблю тебя»,

Еле слышно произносимого – в одиночестве.

Вера Полозкова

solominviktor Нужна ли романтика в отношениях опрос


Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают — значит
— это кому-нибудь нужно?
Значит —
кто-то хочет, чтобы они были?
И, надрываясь в метелях полуденной пыли,
врывается к богу,
боится,
что опоздал,
плачет,
целует ему жилистую руку,
просит,
— чтоб обязательно была звезда! —
клянется
— не перенесет эту беззвездную муку!

Владимир Маяковский

1268154213_1266078193_8.2


***

покажи мне то время, где я сильней, чем сейчас.
это сто сигаретных пачек тому назад,
это два институтских курса и школы часть,
это те, еще неподкрашенные, глаза.

покажи мне то время, где я еще не люблю
никого, кроме мамы и палевого кота,
где часов по двенадцать дома стабильно сплю,
это детское время без «если» и без «когда».

покажи мне то время, когда мне тринадцать лет,
и четверки мои — наивысшая из проблем,
я не думаю о парнях, о добре и зле,
и не еду грехи замаливать в вифлеем.

покажи мне то время, где я не авторитет,
где не нужно рубить младенцев и жечь костры,
где еще не даю в долг, не беру в кредит,
где слова мои еще не совсем остры.

покажи мне то время, где я выхожу гулять
и на старых качелях лечу до любых планет.
где еще после каждого слова не ставлю «б*ять».
где вопросов жизни и смерти ни капли нет.

покажи мне то время, когда я живу игрой,
не дежурной улыбкой, ненависть затаив,
и друзья еще умеют стоять горой,
и когда это все, что у них на меня стоит.

покажи мне то время, где под ноги не смотрю,
где только родители вправе прижать к груди,
где крысы тащат сырные крошки в трюм,
и я не знаю, что ждет меня впереди.

Стэфания Данилова

835872_detstvo


***

— Уходить от него. Динамить.
Вся природа ж у них – дрянная.
— У меня к нему, знаешь, память –
Очень древняя, нутряная.

— Значит, к черту, что тут карьера?
Шансы выбиться к небожителям?
— У меня в него, знаешь, вера;
Он мне – ангелом-утешителем.

— Завяжи с этим, есть же средства;
Совершенно не тот мужчина.
-У меня к нему, знаешь, – детство,
Детство – это неизлечимо.

Верочка Полозкова

wWw.Eylence.Az_Love_17_September_2008_5


…ладно, ладно, давай не о смысле жизни, больше вообще ни о чем таком.
лучше вот о том, как в подвальном баре со стробоскопом под потолком пахнет липкой самбукой и табаком
в пятницу народу всегда битком и красивые, пьяные и НЕ МЫ выбегают курить,
он в ботинках, она на цыпочках, босиком, у нее в руке босоножка со сломанным каблуком
..он хохочет так, что едва не давится кадыком.

…черт с ним, с мироустройством, все это бессилие и гнилье
расскажи мне о том, как красивые и НЕ МЫ приезжают на юг, снимают себе жилье,
как старухи передают ему миски с фруктами для нее и какое таксисты бессовестное жулье
и как тетка снимает у них во дворе с веревки свое негнущееся белье, деревянное от крахмала
..как немного им нужно, счастье мое, как мало

…расскажи мне о том, как постигший важное – одинок.
как у загорелых улыбки белые, как чеснок, и про то, как первая сигарета сбивает с ног,
если ее выкурить натощак.
…говори со мной о простых вещах.

Как пропитывают влюбленных густым мерцающим веществом,
и как старики хотят продышать себе пятачок в одиночестве,
как в заиндевевшем стекле автобуса, протереть его рукавом,
говоря о мертвом как о живом.

..как красивые и НЕ МЫ в первый раз целуют друг друга в мочки, несмелы, робки,
как они подпевают радио, стоя в пробке,
как несут хоронить кота в обувной коробке как холодную куклу, в тряпке
как на юге у них звонит, а они не снимают трубки, чтобы не говорить, тяжело дыша, «мама, все в порядке»; как они называют будущих сыновей всякими идиотскими именами..
..слишком чудесные и простые, чтоб оказаться НАМИ.

..расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать
и читает «терезу батисту, уставшую воевать» и закатывает глаза, чтоб не зареветь,
и как люди любят себя по-всякому убивать, чтобы не мертветь.

..расскажи мне о том, как он носит очки без диоптрий, чтобы казаться старше,
чтобы нравиться билетёрше, вахтёрше, папиной секретарше,
но когда садится обедать с друзьями и предается сплетням, он снимает их, становясь почти семнадцатилетним.

..расскажи мне о том, как летние фейерверки над морем вспыхивают, потрескивая
Почему та одна фотография, где вы вместе, всегда не резкая?
как одна смс делается эпиграфом долгих лет унижения;
как от злости челюсти стискиваются так, словно ты алмазы в мелкую пыль дробишь ими
почему мы всегда чудовищно переигрываем, когда нужно казаться всем остальным счастливыми, разлюбившими..
..почему у всех, кто указывает нам место, пальцы вечно в слюне и сале..

..почему с нами говорят на любые темы, кроме самых насущных тем
почему никакая боль все равно не оправдывается тем, как мы точно о ней когда-нибудь написали.
..расскажи мне, как те, кому нечего сообщить, любят вечеринки, где много прессы
все эти актрисы, метрессы, праздные мудотрясы,
жаловаться на стрессы, решать вопросы, наблюдать за тем, как твои кумиры обращаются в человеческую труху.

Расскажи мне как на духу, почему к красивым когда-то НАМ приросла презрительная гримаса
Почему МЫ куски бессонного злого мяса или лучше о тех, у мыса
вот они сидят у самого моря в обнимку, ладони у них в песке,
и они решают, кому идти руки мыть и спускаться вниз просить ножик у рыбаков, чтоб порезать дыню и ананас.. ..даже пахнут они – гвоздика или анис – совершенно не нами значительно лучше нас.

p.s.  …а давайте чаще радоваться простым вещам, просто любить, улыбаться, жить, ведь для счастья нужно совсем не много, совсем не то порой, что нам кажется, что нужно… И пусть все лучшее случается именно с НАМИ, для НАС, благодаря НАМ

Вера Полозкова

МЫ


***

Стиснув до белизны кулаки,
Я не чувствую боли.
Я играю лишь главные роли —
Пусть они не всегда велики,
Но зато в них всегда больше соли,
Больше желчи в них или тоски,
Прямоты или истинной воли —
Они страшно подчас нелегки,
Но за них и награды поболе.

Ты же хочешь заставить меня
Стать одним из твоих эпизодов.
Кадром фильма. Мгновением дня.
Камнем гулких готических сводов
Твоих замков. Ключами звеня,
Запереть меня в дальней из комнат
Своей памяти и, не браня,
Не виня, позабыть и не вспомнить.

Только я не из тех, что сидят по углам
В ожидании тщетном великого часа,
Когда ты соизволишь вернуться к ним — там,
Где оставил. Темна и безлика их масса, —
Ни одной не приблизиться к главным ролям.

Я не этой породы. В моих волосах
Беспокойный и свежий, безумствует ветер,
Ты узнаешь мой голос в других голосах —
Он свободен и дерзок, он звучен и светел,
У меня в жилах пламя течет, а не кровь,
Закипая в зрачках обжигающим соком.
Я остра, так и знай — быть не надо пророком,
Чтоб понять, что стреляю я в глаз, а не в бровь.

Ты мне нравишься, Мастер: с тобой хоть на край,
Хоть за край: мы единым сияньем облиты.
Эта пьеса — судьба твоя; что ж, выбирай —
Если хочешь, я буду твоей Маргаритой…

Вера Полозкова


— Им казалось, что если все это кончится — то оставит на них какой-нибудь страшный след: западут глазницы, осипнет голос, деформируется скелет, им обоим в минуту станет по сорок лет. Если кто-то и выживает после такого — то он заика и инвалид.
Но меняется только взгляд, ни малейших иных примет. Даже хочется, чтоб болело…
… но не болит..

Вера Полозкова

им казалось


«За окнами солнце, за окнами свет — это день.
Ну, а я всегда любил ночь.»

Ночь — она честнее дня. Ночью совсем другие мысли и разговоры, и все привычное открывается в новом свете…

Сидишь в полумраке кухни или спальни, стучишь по клавишам…забыв про остывающий кофе,  и ловишь себя на том, что в голове у тебя совсем другие мысли…  новые…  новые для тебя самой. Ты как будто открываешься себе по ночам. А где-то там, в таком же полумраке, сидят далекие собеседники, и каждый миг их пальцы точно так же касаются клавиш, не давая им остыть..

Именно ночами чаще всего звучит правда… и так же часто она забывается к утру..  По ночам приходят к нам мысли и воспоминания о том, что сделано и не сделано, по ночам часто хочется слушать грустную музыку… и не просто слушать а слышать каждую строчку, каждое слово.

А иногда, заварив любимый чай, хочется вдохнуть глубже, расслабившись в кресле, забыв обо всем на свете… и слушать тишину…  или стихи, звучащие у тебя в голове…  и понимать — вот она, твоя любимая и самая откровенная пора:  Госпожа Ночь.

ночь

Ночь

Идет без проволочек
И тает ночь, пока
Над спящим миром летчик
Уходит в облака.

Он потонул в тумане,
Исчез в его струе,
Став крестиком на ткани
И меткой на белье.

Под ним ночные бары,
Чужие города,
Казармы, кочегары,
Вокзалы, поезда.

Всем корпусом на тучу
Ложится тень крыла.
Блуждают, сбившись в кучу,
Небесные тела.

И страшным, страшным креном
К другим каким-нибудь
Неведомым вселенным
Повернут Млечный путь.

В пространствах беспредельных
Горят материки.
В подвалах и котельных
Не спят истопники.

В Париже из-под крыши
Венера или Марс
Глядят, какой в афише
Объявлен новый фарс.

Кому-нибудь не спится
В прекрасном далеке
На крытом черепицей
Старинном чердаке.

Он смотрит на планету,
Как будто небосвод
Относится к предмету
Его ночных забот.

Не спи, не спи, работай,
Не прерывай труда,
Не спи, борись с дремотой,
Как летчик, как звезда.

Не спи, не спи,  художник,
Не предавайся сну.
Ты вечности заложник
У времени в плену.

Борис Пастернак


*** 

Полбутылки рома, два пистолета,
Сумка сменной одежды — и всё готово.
Вот оно какое, наше лето.
Вообще ничего святого.

Нет, я против вооружённого хулиганства.
Просто с пушкой слова доходчивее и весче.
Мне двадцать пять, Меня зовут Фокс, я гангстер.
Я объясняю людям простые вещи —

Мол, вот это моё. И это моё. И это.
Голос делается уверенный, возмужалый.
И такое оно прекрасное, наше лето.
Мы когда умрём, поселимся в нём, пожалуй.

Вера Полозкова 

вот такое оно наше лето

p.s. этот стих я мысленно посвящаю последнему дню моего лета… в котором было множество мгновений, мыслей, эмоций, людей… выводов, вдохов и шагов. За каждый счастливый выдох, волнительный вдох, теплый вечер, жаркий полдень, радостную улыбку человека рядом…и ни с чем не сравнимый стук сердца и блеск счастливых глаз, я благодарю Это Лето! Давайте вместе шагнем в Осень… с улыбкой, надеждой и уверенностью, что она подарит нам немало счастливых мгновений в теплой гамме.. :)


Страница 1 из 111234567891011





Рекламка



Поиск



Ispanka.Com - Блог одной Леди

Любовь, Страсть, Дружба, Жизнь...